Отдых и развлечения

Без тебя дом опустел

Сашка по-турецки устроилась возле камина и внимательно слушала Полину, которая вслух читала какую-то книгу. «Вы думаете, что, раз я бедна, некрасива, и мала ростом, у меня нет души, нет сердца? Вы ошибаетесь!»

— Что это вы читаете? — спросил я, заходя в гостиную.

— Папуля пришел! — Сашка вскочила и бросилась мне на шею. Полина же, как я успел заметить, немного смутилась и захлопнула книгу.

— Это «Джейн Эйр», Марк Олегович. Мы с Сашей ее уже вторую неделю понемногу читаем.

— Ну и что, тебе нравится? — спросил я дочку, опуская ее на пол и который раз про себя удивляясь, что она так быстро растет.

— Очень нравится, папуля! Это история про девочку, которая росла в сиротском приюте, а потому устроилась работать няней, прям как наша Полина! Только знаешь, как раньше назывались няни? Гувернатки!

— Гувернантки, — исправила Полина.

— Я рад, что вы читаете,- сказал я.

— Все жалуются, что дети нынче увлекаются только гаджетами. А вы вот у меня умницы.

Полина улыбнулась такой искренней улыбкой, что я в который раз почувствовал себя негодяем. «Нет, не могу сейчас, — опять подумал я.- Поговорю с ней об этом завтра». Когда Сашке исполнилось два, перед ее матерью и моей тогдашней женой встал непростой выбор: любящая семья или сомнительная карьера второсортной модели в Италии, и, недолго размышляя, она собрала вещи и уехала в страну пиццы и макарон. С тех пор она звонила всего дважды и оба раза забывала даже поинтересоваться, как дела у ее маленькой дочери. Я же пообещала себе, что малышка не будет нуждаться в любви. Так началась наша «няне эпопея», о которой я до сих пор вспоминаю с содроганием. Но потом судьба улыбнулась мне, и я нашел Полину. Она пришла в наш дом серой мышкой с уставшим взглядом и привычкой краснеть каждый раз, когда я обращался к ней. Через знакомых я знал, что несколько лет назад Полина потеряла ребенка, который был неизлечимо болен, муж бросил ее,  и теперь она вынуждена искать средства   к   существованию. Сашка сразу привязалась к новой няне, и Полина ответила ей взаимностью. За те четыре года, что мы провели под одной крышей, я замечал не только, как растет дочь, но и как меняется Поля: она наконец начала понемногу отходить от своего горя, чаще улыбаться, в серых глазах загорелись огоньки…

В этом году Сашке исполнялось семь, и осенью я планировал отдать ее в хорошую частную школу. — Чтобы туда поступить, недостаточно лишь иметь возможность платить за обучение, хотя цены там ого-го, — говорил мой друг и бизнес-партнер Вадим, у которого в этой школе учился сын.- Там еще надо сдать массу вступительных экзаменов: математику, английский… Поэтому советую нанять Саше няню, которая смогла бы подготовить ее к школе — чтобы обязательно с отличным знанием языка и педагогическим образованием.

Я понимал, что Полина отнюдь не подходит под эти характеристики. Будет тяжело разлучать ее с Сашкой, но это ведь как снять пластырь — больно, но необходимо. Будущее дочери превыше всего. Поэтому однажды я все-таки решился и сообщил Полине, что у Сашки теперь будет новая няня, которая поможет подготовиться к экзаменам — тот же Вадим дал мне номер одной профессиональной гувернантки, которая занималась обучением детей.

— Ну, раз так будет лучше для Саши, — сказала Полина и отвела глаза. — Она совсем выросла, я понимаю, что всем надо двигаться дальше. Спасибо вам за все, Марк Олегович. Это было прекрасное время.

Я почувствовал, как в горле нарастает горький комок, но заставил себя собраться. В конце концов, я бизнесмен и привык принимать решения разумом, а не сердцем.

— И вам спасибо, Полина, — искренне сказал я. — Не знаю даже, как бы мы справились без вас. Всегда буду рад видеть вас нашей гостьей. И если вы не против, я дам вам хорошие рекомендации и посоветую знакомым. Думаю, скоро у вас будет новая семья. На следующий день я планировал отправить Сашку на пару недель к моим родителям, пока Полина соберет вещи — так, думал, дочь проще переживет разлуку с няней.

И вот я остался один. Каждый вечер после работы, слоняясь по внезапно опустевшему дому, я открыл для себя, что время, которого мне всегда так не хватало, может растягиваться до бесконечности, а один час становится равным вечности. Неизвестно откуда в душе взялась пустота, гулкая и гнетущая, и когда дочь вернулась с каникул, я понял, что скучал не только по ней — мой дом опустел без Полины…

А однажды я нашел под креслом ее книгу — ту самую, которую они любили читать с Сашкой. Я открыл ее на закладке. «Благодарю вас, мистер Рочестер, за вашу великую   доброту, — сказала Джейн.

— Я непостижимо рада вернуться к вам, и мой дом — там, где вы. Мой единственный дом».

Через пару дней я не выдержал и позвонил Полине.

— Я нашел вашу книжку. И еще пару вещей, которые вы забыли. Может, как-то заедете? И знаете, мне нужно с вами поговорить. Сашка и я… В общем, Сашка скучает очень. Поэтому я подумал: может, я просто найму ей репетитора на несколько дней в неделю? А вы вернетесь к нам. Как считаете?

— Ну, я была бы очень рада… — взволнованно ответила она.

— Тогда решено! — обрадовался я и решил пошутить: — Будете моей Джейн Эйр или как там зовут ту гувернантку из книжки… Я, правда, ее не читал.

— Я так и подумала, — рассмеялась Полина.

— Ну у них же там все хорошо закончилось, правда? — спросил я.

— Можно и так сказать, — ответила девушка, и мне почему-то стало невероятно тепло на душе, когда я представил, как она сейчас держит телефонную трубку и улыбается…

Комментарии запрещены.