Две красотки у окна…

В нашей семье все и всегда любили собак. Несколько лет назад муж подарил мне прекрасное лохматое чудо породы пекинес по имени Агнесса. Мы жили с Петей, как говорится, душа в душу. Казалось, вся жизнь впереди. Но через несколько лет случилось несчастье: у Петра обнаружили рак. Вскоре я осталась одна.

Было тяжело: приходить домой, видеть его книги, чувствовать запах одеколона, смотреть наши любимые фильмы и понимать, что человека, с которым прожила почти четверть века, уже никогда не будет рядом! Конечно, есть дочери, зятья, внуки, но они далеко, у них своя жизнь. Старалась держаться изо всех сил, давая волю слезам, только когда оставалась одна. Утешением была Агнешка. Так прошло пять лет. А недавно не стало и Агнюси. Находиться в опустевшей квартире невыносимо. — Мам, а почему бы тебе не перебраться на дачу? Все веселее, чем одной в доме! Отопление есть, воздух прекрасный, да и знакомых у тебя там много еще с юности — скучать не будешь! Развеешься! Я подумала-подумала, да и решилась. Вернуться всегда смогу! Собрала свои нехитрые пожитки и поселилась в доме, где прошло детство. А через неделю старшая дочь заявила:

— Мам, мы хотим в отпуск к морю, не присмотришь за нашим Джоном? Объясняю: Джон — шестимесячный ризеншнауцер, веселый, но неуправляемый щенок.

— Бабуль, ты же любишь собак! — начал уговаривать внук Никита. Что делать? Согласилась! И начались мои хождения по мукам.

Дело в том, что Джонатана Альбрехта фон Свитенберга (таково полное имя  моего «квартиранта») необходимо выгуливать три раза в день — в вольере лохматый подлец жить категорически отказался! Выпускать во двор порезвиться, так сказать, в свободном полете, не представлялось никакой возможности: у соседки куры и коты, а в заборе — дырка! По соседству жил одинокий мужчина моего возраста. К нему я и решила обратиться за помощью:

— Николай Михайлович, не могли бы вы забор отремонтировать? А то до того времени, когда мои из отпуска вернутся, пес всех курей передавит у Ники-форовны!

—   С   превеликим удовольствием! Михалыч — мужик интересный,   веселый, к тому же нас сближало то, что он тоже собачник. А это, сами знаете, диагноз. У соседа была премилая собачка породы «недо-такса» — так хозяин определил породу своего любимца.

— Галю, шо ты мне «выкаешь»? Намекаешь, что я дряхлый пень?

— Нет! Ладно, давай на «ты», — я почувствовала, что покраснела.

— Короче, завтра приду. Ты только зверюгу своего закрой в хате, а то еще все кости переломает!

— Да он вроде спокойный!

— Ага! Видел, как твоя псина бросалась на почтальона!

Забор Михалыч отремонтировал тщательно. Я и расслабилась: выпустила Джоника побегать во двор. Но он… Правильно! Сделал подкоп! Гад такой! Я сидела на веранде, пила кофе и вдруг услышала:

— Помогите, люди добрые! Украл! Смотрю: в дыре под забором застрял Джонатан, в зубах — курица, пролезть не может, а отпускать ее не хочет! Отобрала, наказала, возместила соседке ущерб. Решила выгуливать псину на поводке по улице. Этот стервец рычал и бросался на собак, котов, воробьев, голубей, курей, гусей, уток, велосипедистов, детей, бабушек с палочками, мужиков в шляпах, очкариков, бомжей… Все движущиеся объекты вызывали бурю негодования и бешеный лай! Я была в отчаянии: до приезда детей еще неделя, а до нервного срыва недалеко!

— Надо тебе собачку постарше завести, а не молодого демона! — пошутил как-то Михалыч.

— Хочешь сказать, что я — старая калоша и с ним не справлюсь?!

— Не утрируй! — отрезал он.

Наконец приехали мои отдыхающие. Я им с порога:

— Забирайте этого пирата!

— Ой, мам, а мы думали, что он у тебя останется… — сказала дочка.

— Ага! А то он у нас все тапки в доме погрыз, да и гулять с ним некому! — добавил внук.

— Прекрасное решение вопроса! Нет, дорогие мои, увозите свое чудо! Я с ним не справляюсь! Они, конечно, обиделись, но пса забрали. А мне стало скучно! Как-то около магазина увидела небольшую беспородную собачку. Явно немолодую. Она заискивающе виляла хвостиком и «улыбалась» всем прохожим.

— Чья ж это такая прелесть? — спросила у продавщицы.

— Так это собака старухи Родионихи. Дети старуху в город забрали, а Мотьку выкинули!

— Бедняга! — я погладила собачку, а она лизнула меня в руку. — Пошли со мной? Вот и встретились два одиночества…

Новую подружку выкупала в тот же вечер, высушила, расчесала. И она стала просто красавицей! На следующий день я сидела на лавочке, а Мотя лежала рядом.

— Ха! Галя, у тебя новая собака?

— Да… Вишь, Михалыч, ты оказался прав: мне только такую собачку нужно заводить! Типа, как у Пушкина: «Две старушки под окном отдыхали вечерком!»

— Выдумала ж такое! Две красотки под окном! И никак иначе! Кстати, завтра у меня день ангела. Придешь? Наливочки выпьем. И Мотьку свою бери, они с моим Тузиком всегда дружили.

А мое лицо снова залил румянец… На следующий день пошла в гости. Вскоре совместное времяпрепровождение вошло в привычку. А недавно:

— Слышь, Галина, может, забирай Мотьку и ко мне переезжай? А? Представь, прихожу домой, а там две красотки у окна…

— Надо подумать.

— О чем? Мотя уже все решила! Моя собачка время от времени убегала вперед, заскакивала во двор к Михалычу, затем возвращалась, словно призывая меня следовать за ней.