Отдых и развлечения

Как выбрать аромат

Еще каких-то пару лет назад я была уверена, что моя любовь к новым ароматам пропала навсегда: они стали просто неинтересны. Казалось, ни один из них больше не сможет взволновать, увлечь, потрясти, ни с одним больше не случится безусловной чистой любви, как с одним из первых в моей жизни парфюмов — CEau Par Kenzo. Так было до тех пор, пока пару лет назад в парижском бутике Francis Kurkdjian я не встретила Oud Silk Mood и пропала. После него в моем обонянии как будто сдвинулись шлюзы, и я стала прислушиваться к запахам. Мне стали интересны ладан и кожа, перец и пачули, альдегиды и розы. Я полностью обновила свою парфюмерную полку. Но носить могла только удовый Silk Mood. Остальные ароматы как будто жили на мне своей жизнью: гремели, трубили, кричали, шумели, шли рядом или бежали впереди. Мне казалось, что они превращают меня то в пахнущего перечной смесью подростка, то в девочку с мандариновым леденцом за щекой, но никак не соотносятся со мной настоящей.

С этой историей я пришла к Богдану Зубченко — профессиональному парфюмеру, который разработал и внедрил в Украине метод обонятельной диагностики. Он говорит, что мой случай — очень распространенный (многие люди покупают ароматы, с которыми потом не могут ужиться), но это лишь один из множества вопросов, с которыми приходят к нему клиенты. Некоторые ищут деловые ароматы, некоторым нужны соблазнительные. Как-то девушка пришла с жалобой на то, что любит духи, но вынуждена пользоваться только одними: все остальные вызывают у нее спазм сосудов и потерю сознания. Зубченко выяснил, что таким образом она реагирует на некоторые мускусы и цветы, и подобрал подходящий ей ароматный гардероб. Теперь эта девушка не просто пользуется разными ароматами, но и сама покупает новые: она точно знает, какие парфюмы ей понравятся и не вызовут дискомфорта.

Зубченко принимает в Le Flacon — парфюмерном бутике, который на время моего визита закрыт для других. Изящный стол с несколькими флаконами духов, на нем блоттеры, бокал с водой (освежать рецепторы) и карта формата А4, как на приеме у доктора. Внутри карты — парфюмерная классификация, состоящая из шести групп: цветочная, прозрачная, фужерная шипровая, восточная, гурманная и «цветочный букет». Она ближе всего к той, которую разработала французская Гильдия парфюмеров, но дополнена большой и популярной сегодня группой густативных (гурманных) ароматов. Это авторская разработка Зубченко, которая обобщает разные классификации и 15-летний опыт самого парфюмера.

В каждой группе выделены дополнительные категории: так, в цветочной есть фруктовые, розовые, белые и зеленые ароматы, в прозрачной-цитрусовые, зеленые и цветочные; в фужерной/шипровой — кожаные, зеленые/древесные, фруктовые, цветочные и классические/древесные; гурманные подразделены на древесные/пряные и лакомые; восточные на цветочные, древесные и пряные; «цветочный букет» включает древесно-мускусные и альдегидные композиции.

В сегменты вписаны названия разных ароматов — новых и классических, нишевых и широко распространенных. Когда консультация заканчивается, парфюмер заполняет цветными фломастерами примерное процентное соотношение подошедших клиенту ароматов в разных ольфакторных группах. Получается наглядная инфографика. Помимо этого, парфюмер распределяет ароматы по принципу ольфакторного гардероба: для дневного ношения, для вечера, для спорта, для деловых встреч, прогулок и т.д.

Чтобы Богдану было проще сориентироваться в моих предпочтениях, я вспоминаю ароматы и ноты, которые мне нравятся: уды, инжир и мускус, кожа; LEau Par Kenzo и Envy Gucci.

Зубченко подходит к полкам, снимает с них несколько флаконов, брызгает из одного на блоттер и протягивает мне. «Это очень свежий аромат с аккордом озона,- объясняет он.- Необычен тем, что, помимо льдистой прозрачной свежести и холодного воздуха, дающих ощущение полета, в нем есть некий дымок и сладость, напоминающие аромат марихуаны». Я боюсь разочароваться и потому вдыхаю осторожно. Но тут же понимаю, что попадание случилось с первого выстрела: аромат абсолютно мой. Это Jamais le Dimanche («Никогда по воскресеньям») молодого бренда Ego Facto, придуманный Альберто Морильясом — автором знаменитых Acqua di Gio Giorgio Armani и Pleasures Estee Lauder. Богдан говорит, что, в отличие от моего любимого цветочно-фруктового LEau Par Kenzo, «Никогда по воскресеньям» — более абстрактный, связанный с эфирными субстанциями: свежий воздух, дым марихуаны, немного ладана. «Он показывает двойственность натуры,- говорит парфюмер,- поначалу кажется легким и игривым, но оборачивается сложным, более плотным и дымным». И мне быстро становится понятно, что процесс составления личной ольфакторной карты — это больше чем просто выбор новых духов. Скорее он напоминает сеанс психоанализа, разбавленный ароматными впечатлениями.

Я подписываю блоттер (удобнее это делать с лицевой стороны, чтобы потом не переворачивать), откладываю его на левую сторону — «к сердцу» — и «слушаю» следующий. «Это классический одеколон марки Profumi Del Forte, поясняет Зубченко.- Изначально одеколоны придумали, чтобы быстро освежаться в жару. У современных же более сложные формулы и стойкий запах. Вот в этом есть ощущение горьковатых трав и бергамота». Громкие цитрусовые ноты меня отталкивают. Подписываю блоттер и откладываю его вправо, подальше от себя.

«Продолжаем тему легких ароматов, с прозрачными базовыми нотами», говорит Зубченко и протягивает мне следующий блоттер. Это очень сексуальный аромат, который обращается к основным инстинктам, я тут же представляю его на мужской шее. «Это синтетический мускус Musk Etro, говорит Богдан нем не слышны анимальные (животные) ноты, он ничуть не похож на кастореум или мускус оленя кабарги: аромат абстрактный и прозрачный. И вместе с тем в нем есть лакомое ощущение: он напоминает некоторые отдушки для конфет». Абсолютно точное наблюдение: я думаю о том, как хорошо было бы перекатывать такую конфету за щекой.

От этих мыслей меня отвлекает новый запах: мы пробуем исследовать более сложное сочетание, с цветами и мускусом в базе. Вдыхаю и сразу вспоминаю Eau Torride. Когда-то он выходил у Givenchy во флаконе, который напоминал свечу, вмерзшую в лед вместе с пламенем. Говорю об этом парфюмеру и получаю похвалу: «Очень правильное внутреннее восприятие». Аромат Alea 39 Зубченко выпустил под собственной маркой — BZ Parfums — и задумывал как холодный внешне, но теплый внутри. «Он дистанцирует окружающих, но дарит ощущение многослойности: тепло сквозь холод». В нем есть альдегиды, роза и синтетическая амбра, которая дает длинный прозрачный шлейф. Я подписываю блоттер и кладу его посередине: он из тех, что могли бы мне понравиться, но на ком-то другом.

В компанию к нему я чуть позже определю женственный Royal Pavilion Etro с нотами мимозы и иланг-иланга, а также альдегидный Baghari 2006, Robert Piguet, с нотами нероли и ириса. На этих двух блоттерах я даже делаю пометку «Маме»: мне кажется, ей бы эти ароматы подошли идеально. К тем, которые нравятся, но которые носить я не буду, отношу также бальзамный Fusion Sacree Majda Bekkali, древесный Coeur de Vetiver Sacre L’Artisan Parfumeur и Sacrebleu Nicola’i Parfumeur Createur с нотами сандала, ванили и бобов тонка.

Во время парфюмерной дегустации мы выясняем, что я не люблю цитрусы. И даже если я их не замечаю при первом знакомстве с ароматом, но они заявлены в композиции, мне следует отнестись к таким духам с осторожностью: со временем они могут начать меня раздражать. Так происходит с Pegaso Etro: в нем, на мой взгляд, бергамот заглушает мои любимые ландыши.

Исследуя ароматы с нотой инжира (которые, кстати, уже выходят из моды), находим еще один ингредиент, который портит мне впечатление от любых духов: чай. В этом я убеждаюсь на примере Io Carthusia: ни зеленая древесная база, ни инжир не заставят меня носить этот запах. Зато от следующего инжира-Figue Fruitee Au Pays dela Fleurd’Oranger-я счастливо жмурюсь. Зубченко говорит, что это пушистый, мягкий, сладковатый инжир, в котором проскальзывают лактоновые (молочные) ноты. Он дает забавное ощущение зеленого молока, а теплоту ему придает кедровая основа. «Аромат так и останется теплым, не превращаясь в удушливый»,-объясняет парфюмер и я откладываю его к любимчикам.

Я очень люблю лаванду и всегда привожу из Прованса ароматические саше. И потому для меня становится откровением, что лаванда в качестве парфюмерного ингредиента мне совершенно не нравится (исключение мужской аромат Egoiste Platinum, Chanel).

Очередной сюрприз меня ждет, когда мы начинаем

Исследовать «лакомые» ароматы. Я решительно заявляю, что никакие пралине, шоколад, ириски и прочие сладости меня не вдохновляют. Зубченко извлекает откуда-то аромат, распыляет его — и я мгновенно погружаюсь в атмосферу Рождества: пахнет ромовой бабой и изюмом, которым она начинена; пахнет новогодней елкой на центральной площади какой-нибудь европейской столицы, кексом «штоллен» и яблоками, покрытыми глазурью, и аромат этот такой радостный, приятный и теплый, что блоттер с ним я держу поближе и периодически к нему возвращаюсь. «А ведь это тоже «лакомый» запах, говорит Зубченко,- просто другой, с главной нотой рома». Это Alea 41, BZ Parfums.

Консультация продолжается два часа, мы делаем перерыв на кофе и свежий воздух, слушаем поочередно легкие и глубокие ароматы в контрасте — иначе трудно сохранить свежесть восприятия. Я узнаю о себе много нового: люблю зеленые запахи и, как множество славянок,- белые цветы: флердоранж, ландыши, туберозу и жасмин; неожиданно благосклонна к пачулям и ветиверу и теряю волю от тяжелой, брутальной кожи, а вот тягучие восточные ароматы переношу с трудом. Помимо парфюмерных, я получаю еще кое-какие заключения: Зубченко говорит, что я дружелюбна, но держу дистанцию с людьми. Это правда.

Уходя из Le Flacon, я уношу с собой ворох впечатлений, охапку блоттеров и свою собственную парфюмерную карту. Теперь в любом магазине мира мне будет достаточно сообщить продавцу, что нужен зеленый аромат с включениями белых цветов или строгий кожаный запах, и покупка себя оправдает.

Есть еще кое-что, что я уношу на запястьях. Это два открытия: одно пахнет Рождеством (Alea 41, BZ Parfums), второе идеальным мужчиной (Musk Etro). Это не все, что мне нужно для счастья, но уже немало.

Комментарии запрещены.