Мое дыхание, моя душа

Мороз щипал щеки, начинал сыпать снежок, а автобус все не в появлялся. Я спряталась на автобусной остановке и, переступая с ноги на ногу, от нечего делать читала наклеенные на стену объявления: «Продам…», «Куплю…», «Даю уроки…», «Потерялся пекинес»… «Открой для себя красоту мира! — призывало одно из них. — Если хочешь уйти от серой действительности, сделать свою жизнь прекрасной, то эта встреча для тебя! Приди на бесплатный семинар». Опять миссионеры раздают на шару опиум для народа… Внизу объявления были указаны адрес и дата. Сходить, что ли? Погреться… Я улыбнулась сама себе: как в том анекдоте про петуха! А вдруг и правда уйду от серой действительности? Вечно скучный взгляд Тараса снова станет ласковым, муж перестанет приходить с совещаний за полночь, будет помнить о моем дне рождения… Мероприятие должно было состояться по другую сторону улицы. Когда я вошла в зал, лекция уже началась. Села в последнем ряду, прислушалась к тому, что говорил лектор. Надо же, не миссионер! Речь шла о вспышках, затворах фотоаппаратов и тому подобном… Ну и влипла! Фотография! Вот уж точно немое. Но неудобно просто встать и выйти: другие внимательно слушают. Вон тот мужчина, например, даже что-то записывает-строчит и строчит. А ничего из себя парень. Люблю мужчин с седыми висками. Что делать… Наверное, он почувствовал, что я к нему присматриваюсь, взглянул на меня и приветливо улыбнулся. Мне стало чертовски неудобно: сидит тетка и на мужика глазеет, как школьница! Отругала себя, но невольно снова и снова поглядывала в его сторону. «Благодарю за внимание», — закончил наконец лектор. Я облегченно вздохнула. Сердилась на себя, что поперлась по объявлению на остановке. Только время потеряла! Зато согрелась.

— Вам было неинтересно? — передо мной стоял мужчина, которого я рассматривала на лекции в течение часа.

-Да, то есть нет…- я растерялась. Дорассматривалась! Мужик решил, что строю ему глазки! — Я оказалась здесь случайно, думала, психологический семинар.

— Но ведь было написано: «Научим фотографировать»! — засмеялся незнакомец.

— Может быть, я не заметила. А вы так старательно все записывали… — мне хотелось сменить тему.

— Я снимаю уже много лет, это мое хобби. А у вас хобби — психология?

— Нет! — со смехом возразила я.  Замерзла, решила погреться. А заодно бесплатно обрести средство от зимней депрессии. Лучшее средство от депрессии — прогулка, — улыбаясь, посоветовал собеседник тоном знатока. — Хотите в этом убедиться? Вечер такой красивый!

Забавно! Меня уже приглашают на прогулку. Семинар достиг своей цели — развеять серость будней. Интересно, почему этот человек подошел ко мне? Вежливо отказаться или… А с другой стороны, почему бы не пройтись?

Я согласилась, и мы вышли на улицу. Теперь зимний вечер казался мне намного приятнее, чем час назад, когда стояла на остановке, ежась от холода.

— Действительно, семинар по фотоделу, — заметила я, прижимая пальцем объявление возле ближайшего магазина. — Я зашла в этот магазин за продуктами и должна была ехать домой, но вдруг увидела объявление.

Дорога домой промелькнула незаметно. Я даже удивилась: за такое короткое время мы многое узнали друг о друге. Так внезапно раскрываются один перед другим случайные попутчики в поезде. Любитель фотодела оказался инженером, занимался строительством мостов. Именно из-за своей работы он увлекся фотографией.

— Полжизни я проводил в командировках, — рассказывал новый знакомый. — Ездил по всей стране. Сначала делал фотографии просто так, на память, но потом открыл для себя, что на снимке можно запечатлеть очень многое. С того времени на все смотрю через объектив фотоаппарата.

— И что же вы фотографируете?

— В основном природу.

— А я думала, жену и детишек… — забросила удочку. — Ну или любимую тещу…

— Уже нет, — коротко ответил он, и я поняла, что дальше лучше не расспрашивать.

Мы подходили к моему дому.

— Ну что же, спасибо вам за отличную прогулку.

— Это я должен вас поблагодарить. И извиниться.

— За что? — удивилась я.

— Мы беседовали почти час, а я даже не представился. Юрий.

— Алена. Очень приятно, — пожала ему руку.

— Может быть, встретимся еще раз? Можно попросить номер вашего телефона? — спросил Юрий.

Я тут же продиктовала, что, пожалуй, было вторым шальным поступком за этот вечер. Чтобы не сделать очередную глупость, быстро попрощалась и вошла в подъезд. В гостиной горел свет. Чуть помедлив, я заглянула в комнату.

— Ты уже дома? — спросила удивленно.

— Уже дома? — повторил муж мои слова.

— В восемь вечера? А ты где до сих пор была? Ночь на дворе!

— После работы заходила в магазин. А потом встретила подругу, и мы зашли в кафе, немного поболтали… — сама удивилась, как легко я соврала. — Ты голоден?

Вынула из сумки замороженные овощи, но оказалось, что они разморозились во время этой злополучной лекции. Теперь вместо овощей в пакете было мерзкое месиво.

— Я не голоден, не беспокойся, — ответил он. — Пообедал в городе. С товарищем.

-Чудненько, — пробормотала себе под нос и с облегчением выбросила пакет с заморозкой в мусорное ведро. — Сейчас сделаю тебе хотя бы чаю, — пообещала.

Через минуту перед Тарасом уже стояла чашка с дымящейся жидкостью. Он оторвался от разложенных на столе документов.

— Спасибо, — сделал глоток. — То что нужно. Устал…

— Так оставь свои расчеты, отдохни.

— Не могу, много дел накопилось…

-Ты корпишь по десять часов в фирме, да еще домой приносишь работу! Чем ты там занимаешься весь день? Супруг взглянул на меня поверх очков. Я прекрасно знала этот взгляд — немного сердитый, слегка раздраженный, чуть снисходительный. Он означал, что разговор о работе окончен. По мнению Тараса, мне недоступно понимание той огромной ответственности, которая лежит на бухгалтере. Муж занимался этой работой почти двадцать пять лет… Я и не спорила. Да, конечно, со своим библиотечным образованием мало понимала в дебетах-кредитах, но ведь и стремилась не к этому Хотелось сопереживать и сочувствовать близкому человеку, разделять все его заботы и тревоги. Вернее, раньше хотелось! Однако Тарас постепенно вытравил из меня эти стремления, приучив к мысли о моей никчемности. Благоверный предпочитал, чтобы я сидела дома и просто обслуживала его. «Женщина-хранительница домашнего очага, — говорил всегда, строго глядя поверх очков. — А на мужчине лежит обязанность обеспечить ей безбедную жизнь».

Тарас придерживался традиционных взглядов. Но таким я его полюбила… Мы познакомились на службе. Я тогда только окончила институт и работала в издательстве на самой не престижной должности занималась сортировкой прессы. Надеялась когда-нибудь сделать карьеру перейти в районную библиотеку. Тарас в то время часто бывал в нашем офисе по каким-то делам. «Алена, мне больно смотреть, как ты передвигаешь с места на место стопки газет. Ты такая красивая и могла бы украсить жизнь любого мужчины», — сказал однажды. Я улыбнулась и поблагодарила его за этот незатейливый комплимент. Понимала, конечно, что речь шла не о каком-то абстрактном мужчине, а о вполне конкретном — о нем самом. Тарас был симпатичным и серьезным парнем, поэтому я с радостью согласилась стать украшением его жизни. Весьма льстило, что относится ко мне как к настоящей даме, приносит цветы и шоколад…

Через полгода после свадьбы я забеременела. Любимый просто сходил с ума от радости! Если бы мог, то, наверное, достал бы звезду с неба… Когда родилась вторая дочка, супруг стал работать втрое больше, лишь бы у нас было все необходимое. Я с сочувствием смотрела на своих подруг, которые утром тащили заплаканных детей в детский сад, а затем мчались на работу. У меня же была возможность спокойно вывести девочек на прогулку в парк и не торопясь приготовить любимому обед. Очень гордилась тем, что имею такого расторопного, ответственного, любящего и к тому же красивого мужа. Была счастлива тогда… Много лет посвятила воспитанию детей и ведению домашнего хозяйства, но когда дочери подросли, им моя помощь стала не нужна. Наоборот, излишняя заботливость стала раздражать девочек, поэтому перестала их опекать. У меня появилось много свободного времени, и я не знала, что с ним делать. Решила возвратиться на работу. Но после столь длительного перерыва найти ее было сложно. Тарас, несмотря на то что у него была масса деловых знакомств, совершенно не хотел мне помогать: он считал, что стремление жены работать — совершеннейший вздор.

— Алена, — вздыхал муж, — я достаточно зарабатываю, чтобы содержать семью. Ну кому нужна твоя работа, а? Сиди дома.

— В том-то и дело, что не хочу сидеть дома! — ответила ему тогда. -Я хочу от жизни чего-то большего, а не только протирать диван и смотреть телевизор.

Тарас наконец понял, что я от своего не отступлю, и даже помог мне найти место. Однако никогда не относился к этому серьезно. С тех пор как я начала работать, что-то изменилось в наших отношениях. Стала критичнее относиться к мужу и к его недостаткам. Больше всего меня раздражало снисходительное отношение ко мне. Я никогда не была для него интересным собеседником. Мы редко делали что-нибудь вместе. С тех пор как наши девочки стали жить отдельно, супруг устроил себе кабинет в их комнате и там проводил вечера — за работой или за чтением газет. В общей квартире мы фактически жили порознь. Этакое одиночество вдвоем. Тарас пояснял это так:

— Не хочу тебя отвлекать. Ты же знаешь, что я допоздна работаю, — в гостиной только мешал был тебе.

— В чем мешал?

— Ну, например, смотреть телевизор… Болтать по телефону…

— Понимаю, — кивнула я. — Но я не люблю смотреть телевизор. И по телефону особо не болтаю. Вместо того чтобы пялиться на экран, предпочла бы посидеть с тобой рядом.

Порой он соглашался побыть вместе, устраивался на диване, ждал, что принесу ему чаю, и… опять брал в руки газету. Огорчившись, я находила себе какое-то занятие — вязание или вышивание, лишь бы не сидеть без дела. Мне казалось, что я превратилась для мужа в предмет интерьера, удобный, надежный и безликий. Или в дополнение к кастрюле. И если этот предмет вдруг выйдет из строя, его не задумываясь и без малейшего сожаления заменят на другой — новый и современный.

Может, именно потому я пошла на встречу с Юрием. Не для того чтобы отомстить за равнодушие, а для того чтобы муж меня заметил! Возможно, если приду поздно, Тарас поинтересуется, где же его жена провела вечер, и поревнует? Я даже не скрывала, что собираюсь на свидание. Нарядно оделась, причесалась, брызнула на себя духами.

— Я пошла! — бросила, надевая пальто. — Буду через два часа. Напрасно ждала ответа. Тарас, держа газету в руках, дремал в кресле. Реакции на мои слова с его стороны не последовало.

Юра ждал в маленькой кофейне в центре города. Он встретил меня улыбкой, произнес приветливо: «Добрый день», помог снять пальто, пододвинул стул.

— Добрый день, — ответила я.

Мужчина удивленно посмотрел на мою правую руку.

— Вы замужем?!

— А что, не выгляжу замужней? Веду себя несолидно?

— Почему же? Вполне нормально. Такая привлекательная женщина вряд ли может быть одинокой.

Я пожала плечами. Что ему ответить? Что такие «левые» свидания не в моем стиле? Что я устала быть мебелью в собственной семье? Что семьи уже, в сущности, нет? А зачем мои проблемы и душевные терзания постороннему мужчине? Что ему делать с моими откровениями? Он-то сам зачем пришел сюда?

— Вы не похожи на женщину, которая ищет приключений на стороне, — помолчав, произнес Юрий, глядя мне прямо в глаза.

— Вы тоже не похожи на скучающего ловеласа. Помнится, в первую нашу встречу звучала тема жены и детишек…

— Эта тема в прошлом, разве я не сказал тогда?

Я не знала, что ответить. С первой минуты разговор становился напряженным. Было неловко, оттого что я коснулась болезненных вопросов. По какому праву лезу в чужие семейные тайны? Мое любопытство совершенно неуместно… Уже собралась было перевести разговор на другую тему, но Юрий начал рассказывать о себе то, о чем не сказал в первую встречу. Его жена убежала от него в Америку, а он остался с маленьким ребенком. Супруга будто бы поехала на заработки — времена были трудные. Сначала обещала забрать мужа и сына к себе, но, как она потом выразилась, «не сложилось». Она высыпала посылки, а он растил их общего ребенка. У мальчика был трудный характер. Юрий хотел «сделать из него человека и вывести в люди», поэтому держал в ежовых рукавицах. Но это обернулось другой проблемой: чадо так и не привыкло к дисциплине, а строгому отцу предпочло безалаберную легкомысленную мамочку, которая присылала ему модные шмотки.

Однажды мамаша прилетела проведать сына и привезла с собой кучу подарков. Как оказалось, прибыла она с далеко идущими планами… У Юрия не было никаких шансов выиграть: суд сразу признал право матери забрать ребенка с собой. Впрочем, отец и не собирался начинать войну — смирился с мыслью, что там, у мамы, мальчику будет лучше.

— Мне очень жаль, — это все, что я смогла вымолвить, выслушав Юрину грустную историю. — Извини, что подтолкнула тебя к этим откровениям, я не хотела…

И сама не заметила, что обратилась к собеседнику на «ты», словно к близкому другу. И, кажется, ему это понравилось.

— А я позволил выудить из себя эти признания, — серьезно ответил Юрий. — Просто хотел, чтобы ты меня немного узнала — он подозвал официанта, заказал еще порцию глинтвейна, улыбнулся. — Ну, хватит обо мне. Может, ты что-нибудь о себе расскажешь? Например, как твоя зимняя депрессия? Сегодня ты не выглядишь удрученной.

— Рада, что не выгляжу. Мне сейчас действительно хорошо. Но порой находит жуткая хандра, иногда без всяких видимых причин. Все осточертевает: дом, работа, жизнь… Так и тогда было. Вот и захотелось развеяться… На психологическом семинаре, который оказался семинаром по фотографии.

Юрий засмеялся, и мы больше не возвращались к щекотливым темам. Остаток вечера прошел легко и непринужденно. Мы просто болтали, как закадычные Друзья, но мне было так хорошо в обществе нового знакомого, что я могла слушать его рассказы о чем угодно! Два часа пролетели незаметно. Мы договорились встретиться опять. А когда Юра предложил проводить меня домой, я минуту поколебалась, но согласилась. «Даже если Тарас заметит, ну и что? — подумала. — Ведь я не делаю ничего плохого. Это просто беседа в кафе. А если муж рассердится, то даже хорошо. Может, до него что-то дойдет наконец!» К сожалению, супруг не заметил. Ни тогда, ни в следующие разы, когда я встречалась с Юрой. А встречи наши становились все более частыми. Тарас вполне мог бы заподозрить: что-то не так. Но был глух и слеп. Или равнодушен? Или притворялся?

— Где ты была? — однажды спросил он, с недоверием взглянув на меня. — От тебя пахнет сигаретами. Ты же не куришь!

— Ходила со знакомыми выпить пива, — голос слегка дрогнул.

— Знаешь, иногда хочется вырваться из четырех стен.

— С каких пор ты пьешь пиво? Впрочем, правильно — незачем киснуть дома. Надеюсь, ты хорошо развлеклась? С Тамарой?

-Да, прекрасно, — ответила я и посмотрела в зеркало на свои пылающие щеки, светящиеся счастьем глаза и слегка размазанную помаду. Неужели он ничего не видит? Ему не приходит в голову, что помаду на моих губах размазали губы другого мужчины? Иногда мне хотелось, чтобы муж что-то заподозрил, устроил скандал, а я бы оправдывалась… Чтобы он перестал быть таким безразличным ко мне! Но увы! Тарас по-прежнему оставался слепым, Глухим и равнодушным.

Шло время, и постепенно наши отношения с Юрием из приятельских, окрашенных легким флиртом, превращались в настоящий роман. Теперь мне уже не хотелось, чтобы супруг о чем нибудь догадался. Потому что появились причины скрывать эти встречи: свидания становились все более продолжительными и смелыми. Я видела, что Юра давно хочет чего-то большего, что период «пионерских» ухаживаний затянулся, да и сама мечтала об интиме. Мне даже снились эротические сны… Наступила весна. По аллеям парка в обнимку бродили влюбленные пары. Я все время думала о любимом, а после работы ноги сами несли меня в сквер, к нашим любимым местам. Он меня ждал. Мы прятались за деревьями и целовались как сумасшедшие, словно подростки… …Над нами раскинула ветви цветущая черемуха. Ее запах кружил голову. Юра обнимал и целовал меня яростно, будто хотел слиться со мной в единое целое. Впрочем, мы оба мечтали соединиться, бешено желали друг друга.