Пусть эта ночь длится вечно

Я с тоской наблюдала, как сестра упаковывает сумки. — Может, все же поедешь с нами? — она присела на кровать. Томка вместе с Костей (с которым они, кстати, все  никак не поженятся) по уже сложившейся традиции сняли себе на три дня номер в санатории в Буче. То есть из дома она уезжает еще в старом году, а возвращается уже в новом.

— Нет, — в который раз отказалась я. — Не переживай, мы с девчонками с работы  договорились вместе Новый год встречать.  — На самом деле ни с кем я  не договаривалась, соврала, чтобы сестру успокоить.  В прошлом году она меня  тоже в Бучу звала. Но я подумала: «Они там с Костей  вдвоем, романтика, интим  и все такое, зачем им третий  лишний?» И осталась дома. Немного посмотрела телевизор, а потом, ближе к двенадцати, так остро ощутила свое  одиночество, что захотелось только одного — чтобы эта  длиннющая праздничная ночь закончилась.

— Аня, пообещай, если что ты приедешь к нам, — упорствовала сестра.

— Торжественно клянусь! — отрапортовала я, как пионер. Но ближе к вечеру тридцать первого числа поняла: еще чуть-чуть и навалится такой депресняк, что вместо шампанского буду всю ночь глотать собственные слезы. Так приспичило ощутить рядом родную душу, что наплевала на все принципы и условности, сложила в рюкзак вечернее платье и босоножки, натянула старые джинсы, свитер, куртку и отправилась к сестре. Буквально через десять минут я уже тряслась в теплом салоне автобуса. Все-таки хорошо, что Новый год встречу не одна. А утречком вернусь домой. И тут спохватилась — следовало бы все-таки позвонить, предупредить Томку. Терпеть не могу в общественном транспорте разговаривать по мобильнику, когда остальные пассажиры, развесив уши, внимательно слушают каждое твое слово. Поэтому решила перезвонить, когда приеду в Бучу, все равно надо будет уточнить название дома отдыха.

Я засунула в уши наушники и, блаженно улыбаясь, прикрыла глаза. Спустя некоторое время маршрутка затормозила. Время шло, а она все стояла на месте. «Что это за остановки чуть ли не по десять минут? Мы так неизвестно когда приедем», — возмутилась я про себя и открыла глаза. С удивлением обнаружила, что пассажиры столпились возле растерянного водителя и яростно жестикулируют.

— Безобразие! — вопила раскрасневшаяся толстая тетка. — Как это вас вообще на маршрут выпустили!

— Да все было в порядке, — оправдывался водитель. — Не волнуйтесь, вы же слышали, я вызвал техпомощь.

— А меня внуки ждут, волнуются! — горячился пожилой мужчина.

— Ну поймите, я ничего не могу сделать, — беспомощно развел руками водитель. Хорошенькое дело, поломались. Да-а-а… В маршрутке я Новый год еще не встречала, Обнаружив в кошельке два полтинника, выбралась на морозный воздух. Стала на обочине и подняла руку. «Немного постою и вернусь в маршрутку», — уговаривала себя. И когда уже совсем разуверилась в доброте водителей, затормозила иномарка.

— Д-добрый вечер, — произнесла я, стуча зубами. — Мне в Бучу. Подбросите?

Но мужчина за рулем лишь покачал головой и сказал, что ему не по дороге.

— Как это не по дороге? — оторопела от неожиданности, — Здесь же всего одна трасса!

— Да, только дальше она расходится натри, — сообщил водитель. — Вам надо прямо, а мне налево, в Ирпень.

— Понятно… Жаль, — сказала я, захлопывая дверцу. Просто какая-то полоса невезения! Лучше бы дома сидела, в тепле. Осталось только перемерзнуть и заболеть для полного счастья. Еще хорошо, что Томке не звонила, а то она бы не знала, где меня искать. И тут я увидела: уже отъехавшая машина дала задний ход. Наверное, парень предложит до той самой развилки подвезти. Не соглашусь; конечно. Здесь хоть маршрутка рядом.

— Девушка, садитесь!

— Нет, спасибо.

— Садитесь, вам говорю!

Эх, была не была! Нет больше сил мерзнуть! И я залезла в теплый салон. Хорошо-то как!

— Что, холодно? Ничего, сейчас согреетесь.

— Угу, — шмыгнула носом. — А сколько от того места. где вы меня высадите, до Бучи добираться? Пешком дойду.

— Довезу куда надо!

— Правда? Вам же в другую сторону, — насторожилась я.

— Меня же совесть будет мучить, если оставлю вас на дороге замерзать. Ночь, знаете, длинная.

— Знаю, — согласилась. Лучше бы праздник был короче. Например, новогодний вечер — и все. Сколько того вечера? Два-три часа, и хватит А тут целая ночь. Кошмар!

-Точно, — хмыкнул води гель.

— И поступки люди совершают этой ночью странные. Я вот, например, мог бы сейчас смотреть дома телевизор. Так нет, еду в Ирпень к друзьям!

— У меня то же самое! — непонятно чему радуясь, воскликнула я. — К сестре собралась чтобы одной не оставаться. На самом деле, думаю, это не очень хорошая идея, она там со своим женихом…

-Да у нас с вами много общего! — вынес вердикт мужчина.

— По такому случаю не мешает и познакомиться.

— А легко! — хихикнула я. — Снегурка Аня или сосулька Аня, как больше нравится! -Дед Мороз Никита, — представился он. — На сосульку вроде не похож. Кстати, а сосулька бывает мужского рода?

— Ага, — развеселилась я. Сосуль. Короче, суслик.

— Спасибо за комплимент, — расхохотался Никита. — Только сусликом я тоже не хочу быть. Придумайте что-нибудь.