Жизнь это повод для радости

Целую неделю я подыскивала такие аргументы, которые смогли бы убедить маму. А понадобилась всего одна волшебная фраза: «Ведь сама же всегда говорила, что мы подруги, и что ты мне полностью доверяешь…» Мама прослезилась, пробормотала: «Господи, когда А, ты только успела вырасти!» и дала мне  свое родительское благословение. Правда  вначале прочитала лекцию на тему «Будь осторожна и не наделай глупостей». Я, конечно, не возражала. Клятвенно пообещала, что не стану купаться в шторм, заплывать за буйки, пить спиртное (включая пиво) и так далее — общей сложностью сорок семь пунктов. Но, если честно, одну глупость я собиралась совершить сознательно, а именно… Тьфу ты, а еще говорят, что русский язык богат и могуч! А нужное слово подобрать не так-то просто. «Переспать» — звучит грубо, «заняться любовью» — пафосно, остальные синонимы — вообще полный мрак! В общем, из влюбленной девушки я собиралась стать влюбленной женщиной, и придумать лучшее, чем берег моря, место для этого знаменательного события было сложно. Предстоящие каникулы должны были стать самыми прекрасными в моей жизни. Мне исполнилось семнадцать, я впервые ехала на Черноморское побережье не с мамой, а с друзьями. И жить мы планировали не в каком-то скучном пансионате или во флигеле у хозяйки, а в палатках у моря. Компания подобралась большая девять человек, все отличные ребята и девчонки. Но меня интересовал только Денис.

Я так радовалась, что мама меня отпустила, что стала готовиться к отъезду заранее, за месяц. С Мартой мы интенсивно худели и бегали по торговым точкам в поисках сексуальных летних блузок, шортов и купальников. Сама Марта не ехала (она собиралась с родителями в Турцию), но, поскольку была моей лучшей подругой и считала, что дружба — понятие круглосуточное, принимала активное участие в подготовке к первому в моей жизни самостоятельному отдыху. Однажды мы после школы бродили по магазинам. Мне оставалось купить только купальник и кое-что по мелочам. Купальниками были завалены все прилавки, но найти то, что хотела, я не никак не могла! Ведь передо мной стояла сверхзадача: увидев меня в такой обновке, Денис должен был окончательно потерять голову. И хотя он уже три месяца твердил, что я свожу его с ума, хотелось это «усилить» и «закрепить», «Посмотри, а вот этот нравится?» — Марта сняла с полки яркую тряпицу. Я обомлела: именно то, что так долго и безуспешно искала! Чуть не расцеловала подругу прямо в переполненном зале! Зашла в примерочную и через минуту позвала Марту. Она заглянула и присвистнула от восхищения, выдав: «Ну все, Олька! Все мужики на побережье от пятнадцати до восьмидесяти — твои!» Мне было плевать на всех мужиков побережья, страны, земного шара… Мне был нужен только Денис! Я повернулась к зеркалу и стала с удовольствием разглядывать свое отражение. Купальник и вправду супер! И фигурка очень даже ничего… Ой, а что это за гадость на животе?

— Что это у тебя? — спросила Марта (она тоже в этот момент заметила над моим пупком розовое шероховатое пятно).

— Не знаю… Наверное, аллергия, — пожала я плечами, а сама с ужасом подумала: «Что будет, если оно не исчезнет до отъезда? Осталась-то всего неделя!»

С этого времени я постоянно наблюдала за пятном, мазала его «Детским» кремом, но все напрасно! Мне казалось, что оно даже увеличилось в размере… А еще через пару дней, принимая душ, я наткнулась на странную шероховатость на локте. Можете представить, какая меня охватила паника, когда я обнаружила там точно такое же пятно, как на животе! Господи, что же это за напасть?! Даже не вытершись как следует, бросилась к маме. Она внимательно осмотрела высыпания и улыбнулась: «По-моему, ничего страшного. Во всяком случае, точно не лишай. Я в детстве болела, он выглядит иначе. Сейчас дам тебе таблеточки от аллергии думаю, скоро пройдет!» Мамина беззаботная улыбка, а еще больше — ее слова немного меня успокоили. На следующий день она принесла тюбик с какой-то мазью: «Вот, коллега посоветовала». Я помазала пятна, и утром мне показалось, что они слегка побледнели. «Помогает!» — подумала с облегчением и почти перестала нервничать. Нет, не совсем так. Страшно нервничала, конечно, но уже не из-за пятнышек на коже, а из-за того, . что очень скоро должно было случиться между мной и Денисом. Так переживала, что ночь в поезде практически не спала прямо трясло всю, как в лихорадке.

Мы прибывали в Евпаторию в половине седьмого утра. Потом еще полтора часа добирались до места. Как только мальчишки поставили палатки, девочки сразу запрыгнули внутрь, чтобы переодеться во что-нибудь пляжное. Я тоже забралась и начала рыться в рюкзаке. Стащила футболку, которую надевала в дорогу, и… закричала.

— Что случилось, котенок? — послышался за пологом палатки голос Дениса. — Привидение увидела?

— Просто маленький паучок, — соврала и горько расплакалась. Мои живот, бедра и колени были покрыты отвратительной коростой. На локтях и плечах — та же мерзость! У меня еще в поезде все чесалось, но думала, что в вагон залетел комар… (Я всегда была приманкой для всяких мошек, на даче вечно ходила покусанная. Мама с детства учила: «Главное — не чеши ранки», вот я и привыкла терпеть.) Но кто же мог подумать, что сильный зуд вызван вовсе не комариными укусами, а этой гадостью! Нет, облачиться в купальник и показаться Денису в таком чудовищном виде совершенно невозможно! Я надела фланелевую рубашку с длинными рукавами и джинсы. По правде сказать, вообще не хотелось выходить из палатки. Сидела там, наверное, минут десять, но потом все же выбралась наружу.

— Ты собралась на Северный полюс? — расхохотался Денис, увидев меня. — Для прогулки во льдах это идеальный прикид! Гюльчатай, покажи не только личико, но и кусочек тела, хотя бы маленький!

Я и сама понимала, что выгляжу нелепо: остальные девушки были либо в купальниках, либо в шортах и открытых топиках. Но такой откровенной насмешки от любимого все же не ожидала.

— Меня знобит, — соврала снова. — Кажется, заболела…

А потом сидела на пляже, погибая от жары и с тоской наблюдая, как наша компания весело плещется в море. Даже не знаю, как тогда не разревелась! Но хуже всего было то, что солнце неумолимо клонилось к горизонту. Скоро совсем стемнеет, мы поужинаем, посидим немного у костра, а потом… Народ разбредется по палаткам. И Денис, конечно, вспомнит о данном мной обещании…

Я незаметно провела кончиками пальцев по одному из пятен. Отвратительная корка! И так — почти по всему телу… Даже если в палатке будет полнейшая темнота, Дэн все равно почувствует эту шершавость под рукой… Что же теперь делать? Спать отправилась раньше него. Надела спортивный костюм (ворот — под горло, змейка застегнута до самого верха) и залезла в спальный мешок, хотя ночь была очень теплой. Минут через пятнадцать услышала рядом шепот парня:

— Солнышко, зачем ты залезла в спальник? Гарантирую, рядом со мной точно не замерзнешь! — он дернул молнию мешка и попытался просунуть ладонь мне под кофту. Проворчал недовольно: — Сними ты эти латы!

Как же мне хотелось прижаться к нему, ощутить на своем теле его руки, на пересохших от волнения губах — его губы. Но…

— Оставь меня в покое, я плохо себя чувствую! — специально сказала резко, почти грубо, чтобы он отстал.

Сработало. Пробурчав что-то под нос, Денис повернулся ко мне спиной, а я застегнула мешок и почти до самого утра лежала без сна, стараясь плакать беззвучно, чтобы всхлипываниями не разбудить парня.

Следующий день провела так же, все еще наивно веря, что мерзкие пятна волшебным образом исчезнут, однако ожидания были напрасны! Вечером собрала вещи.

— Денис, я еду домой. Жаль, что так получилось, но… Ужасно себя чувствую. Наверное, поднялась температура…

— Котенок, пожалуйста, останься! — он умоляюще посмотрел на меня. — Что я здесь буду делать без тебя?

— Извини, мне действительно нужно ехать.

— Ну, как знаешь… — Дэн обиженно пожал плечами и спросил:

— Можно хотя бы провожу тебя на вокзал?

Увидев меня на пороге, мама страшно перепугалась, потом, узнав о причине моего внезапного возвращения, немного успокоилась. А когда я разделась, от ее былого благодушия («По-моему, ничего страшного, скоро все пройдет!») не осталось и следа!

— Немедленно к врачу! Сейчас мигом соберусь, и… Я еле уговорила ее не ходить со мной в диспансер.

Мне повезло: очередь к дерматологу была небольшая, и уже через полчаса я вошла в кабинет. За столом сидела полная пожилая женщина с милым «домашним» лицом. У меня немного отлегло от сердца — если бы врач оказался молодым мужчиной, могла и сбежать, чтобы не позориться перед ним.

— Я вас слушаю, — доктор ободряюще улыбнулась.

— У меня на теле… — я запнулась и сглотнула слюну.

— Раздевайтесь, деточка, посмотрим, что там у вас… Женщина выглядела доброй и приветливой. Но я все равно переживала настоящую пытку, когда стягивала с себя блузку и брюки: казалось, что она, увидев мое пятнистое тело, с отвращением отшатнется, а рецепт передаст пинцетом.

Врачиха надела очки и с интересом стала рассматривать мои болячки. Несколько раз прикоснулась к ним (голой рукой!), а с одной осторожно сцарапала корочку.

— Давно это у вас?

— Первое пятнышко появилось девять дней назад.

— А ангиной недавно, случайно, не болели?

Я не понимала, каким образом обычная ангина может быть связана с накожной гадостью.

— Типичный псориаз, — пробормотала женщина себе под нос. Честно скажу: мне стало легче. Раз болезнь «типичная» — значит, хорошо известна медицине. А раз хорошо известна — меня обязательно вылечат! И почему я перед отъездом не сходила в больницу? Дерматолог выписала бы чудодейственную мазь — и болезнь прошла бы, как по мановению волшебной палочки.

— Можете одеваться. Площадь поражения достаточно велика, но сначала попробуем полечиться амбулаторно. Может, удастся избежать стационара.

— Стационара? — охнула я. — Неужели так серьезно?

— Полагаю, все не так уж страшно. Кстати, в вашей семье кто-нибудь болел псориазом?

— Нет. Во всяком случае, мне об этом не известно. Псориаз… Псориаз… Что-то я слышала или читала о нем, но…

— Существует наследственная предрасположенность к этому заболеванию. Псориаз чаще всего появляется после стрептококковых инфекций и стрессов.

— Скажите, — я нервно проглотила слюну, — а это заразно?

— Ни в коем случае, — она снова улыбнулась. — Но, к сожалению, недуг практически неизлечим. Псориазные бляшки могут бледнеть, уменьшаться в размерах, даже полностью исчезать… но потом всегда возвращаются. От этих слов мне расхотелось жить!

— Я выпишу вам лекарство… — продолжала дерматолог. — Будете смазывать мазью пораженные участки дважды в день. И запомните, деточка: вам категорически запрещено нервничать и употреблять алкогольные напитки, иначе лечение пойдет насмарку. Кофе тоже поменьше. Ведите здоровый образ жизни — и все будет хорошо.

Я была в отчаянии! Почему это случилось именно со мной? Молодой, влюбленной… Неизлечимо! Неужели эти жуткие пятна навсегда?! Господи, зачем тогда жить? Люди будут шарахаться от меня, как от прокаженной! Ни один парень не посмотрит в мою сторону… А Денис? Он столько раз говорил, что любит… Но когда ухаживал за мной, не знал, что я болею псориазом! Выдержит ли его чувство это испытание?

Вернувшись домой, я на кровать и разрыдалась. Мама пыталась меня успокоить, но я крикнула, что хочу побыть одна. Потом извинялась. Мама сказала, что все понимает, что не обиделась, и мы вместе поплакали. Хорошо еще, что были каникулы: не представляю, как в таком виде показалась бы в классе… На следующий день купила лекарства. Мазь была жирной и вонючей — брюки и блузки после нее мерзко липли к телу. Бляшки все время чесались и обсыпали одежду белой трухой, похожей на крупную перхоть… В общем, наступили кошмарные дни. Но больше всего я переживала, что будет, когда Денис вернется с юга. Пока только получила от него открытку: «Привет, солнышко! У меня разрядилась батарея, поэтому звонить не могу. Скучаю, с нетерпением жду встречи. Надеюсь, моя малышка уже выздоровела?» «Нет, твоя малышка никогда не выздоровеет!» — всхлипывала я, размазывая по щекам горькие слезы… Мне надоело ходить в жару в джинсах и в кофтах с длинными рукавами, и я надела юбку. Пятна на коленях оказались прикрытыми, а кожа на икрах и щиколотках, слава богу, была не повреждена. «На свидание с Денисом тоже надену юбку, — решила я. — Ведь если он снова увидит меня одетой, как для прогулки к Северному полюсу, то определенно подумает, что я барышня со странностями».

И вот наступил решающий день. Утром меня разбудил телефонный звонок. «Котенок, я приехал! — послышался радостный голос Дениса. — Встретимся сегодня?» «Да!» — выдохнула, прежде чем успела что-либо подумать. Договорились увидеться в городском парке на «нашем» месте. Деня не предложил, как обычно, никакой культурной программы, а, схватив меня за руку, торопливо потащил в безлюдную боковую аллею и усадил на спрятанную за густыми кустами сирени скамейку. «Как же я соскучился!» — хрипло пробормотал он и потянулся к моим губам.

Мы целовались до тех пор, пока за кустами не раздались чьи-то голоса. Сразу же отпрянули друг от друга. Денис разочарованно поморщился, но тут же улыбнулся, снова обнял меня, притянул к себе, обдал висок горячим шепотом:

— Котенок, что мы здесь сидим? Идем ко мне! Предки в гости свалили, часов до десяти в нашем распоряжении пустая хата…

— Нет!!! — испуганно крикнула я и вскочила со скамейки. — Извини, но мне нужно… срочно вернуться домой! Маме обещала в полпятого дома быть! — брякнула, так и не придумав более уважительной причины.

— О, маленькая девочка должна возвращаться к мамочке! — сердито проворчал Дэн.