Бегом за любовью

Все началось с того, что мы расстались с Аликом. Точнее — он меня бросил. Нашел себе длинноногую куклу Барби. Я целый месяц рыдала, а потом нашла лекарство,   «булочки-пирожные-тортики» называется. Оглянуться не успела, как обнаружила, что любимые джинсы не сходятся, а блузки трещат по швам.. В голове прочно засела мысль: «И кому теперь ты нужна такая жирная?» Короче, я впала в депрессию. Не знаю, чем бы все закончилось, если бы не приехала в отпуск моя школьная подруга Машка. Увидев меня, она обалдела:

— Судя по всему, мадмуазель заедала депрессию по поводу утраты жениха?

— Угу… Машунь, он бросил меня-я-я! — начала завывать я.

— А может, ты освободилась от этого ничтожества? Скатертью дорожка! Но ты тоже хороша: за такой короткий срок превратилась в колобка! Ладно, дело поправимое. Открывай холодильник! В общем, не успела я глазом моргнуть, как в мусорное ведро полетели пирожные, тортик, пончики…

— Пусть бомжи порадуются! — пресекла мой протест подруга. — Кстати, пора спать — завтра ранний подъем!

— Так воскресенье же! — вырвалось у меня. — Да и отпуск у нас!

— Вот именно, — улыбнулась она. — И мы его проведем с пользой для тела!

В шесть часов утра Машка вихрем ворвалась в мою комнату и заорала:

— Подъем! Собирайся!

— С ума сошла? Куда?

— Бегать! Булками трясти! Зарядку делать! Как в песне: «Вдох глубокий, руки шире, не спешите: три-четыре! Бодрость духа, грация и пластика…»

— Какая пластика? Я спать хочу!

— Обойдешься, — хмыкнула Машка, бесцеремонно стягивая с меня одеяло. — Вставай, лежебока! И бегом за любовью!

— За какой еще любовью?

— Там разберемся! Поднимайся!

— Вот узурпатор! Ты, случайно, не в концлагере работаешь?

— Нет, в школе, учительницей физкультуры, а хобби — инструктор в фитнес-центре. Кстати, рядом с твоим домом прекрасный парк! Вот там и порезвимся!

— Садистка! — хныкала я, когда она все же вытащила меня на пробежку. — Мне дышать уже нечем, я задыхаюсь!

— Жрать меньше надо! Не задохнешься!

— Не так быстро! Я сейчас упаду..

— Падай! А потом встанешь и как миленькая снова побежишь! Пришлось смириться… На следующий день на улице моросил дождик.

— Я никуда не пойду! — категорически заявила подруге. — Там сыро и холодно!

— У природы нет плохой погоды! — пародируя Долину, пропела она.

— Боже! Бедные дети…

— Ты о ком? — уточнила приятельница.

— О твоих учениках! — проворчала я. — Вот кому не позавидуешь!

— Мне тоже! — захихикала Машка. — Не переводи тему! Вперед и с песней! После вчерашней пробежки жутко болели все мышцы, но подруга сказала:

— Ничего, так и должно быть! Пройдет!

— Маш, а ты надолго приехала? — ехидно поинтересовалась я.

— На месяц! — усмехнулась она. — А что тебе уже гостья надоела?

— Гостья — нет, а вот пробежки и салатики наподобие силоса — кошмарно!

— Естественно, куда лучше налопаться пирожков, жирных котлет й сала! А потом стонать, глядя на себя в зеркало: какая я толстая! Ни во что уже не лезу! Я решила промолчать… А через некоторое время привыкла к ранним подъемам, зарядке и пробежке, точнее, смирилась, так как по опыту знала: с Манькой спорить — даром время терять! Да и салатики с отварной телятиной или курочкой уже казались вкусными.

Как-то мы с подругой стояли у прилавка на рынке, выбирая свежую рыбу.

— Семенова, ты?! — услышала я вдруг за спиной знакомый голос. Оглянулась. Оксанка, моя сотрудница, удивленно таращила на меня глаза.

— Слушай, Ирка, шикарно выглядишь! Похудела, помолодела… Признавайся, небось в спа-салон ходишь?

— А как же! — бесцеремонно встряла в разговор Машка. — Она почти месяц провела на спа-курорте в Швейцарии!

— Ну и зачем надо было врать? — недовольно пробурчала я, когда Оксана утопала. — Теперь все мои знакомые будут судачить, откуда у меня деньги…

— Пусть судачат, — рассмеялась подруга. — Дай людям пищу для умозаключений!

— Кстати, а как этот самый курорт называется?

— Понятия не имею! Я на ходу придумала! В тот же вечер я решила провести ревизию в шкафу, на глаза попались любимые джинсы. Примерила. Они оказались впору!

Моей радости не было предела! Вскоре Машка собралась уезжать домой, а во время нашей последней совместной пробежки вдруг спросила:

— Надеюсь, ты не прекратишь бегать? Видишь, как на тебя теперь мужики заглядываются? — и она указала на парня, стоящего возле велосипеда. Он пристегивал своего железного коня к лавочке, собираясь бегать.

— Никто на меня не заглядывается! — фыркнула, чувствуя, что краснею: этого молодого человека я видела здесь не первый раз, и он мне нравился.

— Это дело времени! Осталось всего ничего: каких-нибудь пять-шесть — и норма! А потом только удерживать вес! Усекла? Машка уехала. А на следующий день в парке меня догнал тот самый незнакомец с велосипедом.

— Здравствуйте. А почему вы сегодня без подруги?

«Ясно, — усмехнулась мысленно, — он не на меня, а на Маньку запал…»

— Она уехала домой, — бросила сухо.

— Одной, наверное, скучно бегать? Я неопределенно пожала плечами.

— Может, составить вам компанию? Меня Никита зовут! — мило улыбнулся он. — А вас?

— Ира.

— А давай на «ты»?

— Хорошо.

— Значит, завтра в шесть тридцать?

— О’кей!

Домой я не шла, а летела на крыльях. Так прошло лето, затем осень — ни дня без пробежки, ни дня без встречи с любимым. В декабре я переехала жить к Никите. Под елочку он положил мне… . маленькую, но такую желанную для каждой девушки бархатную коробочку:

— Ириш, как ты смотришь на то, чтобы нам пожениться?

— Положительно! — закричала я. Скоро наша свадьба. Свидетельницей, конечно, будет Машка. Когда я ей это предложила, она взвизгнула от восторга:

— Супер! Нет, Ирка, не зря я тебя бегать заставила. Вот где бы ты еще такого классного мужа себе нашла? Но помни: ты всегда должна изумительно выглядеть и быть во всеоружии! Мужику хочется быть настоящим только рядом с настоящей женщиной!

— Согласна! — рассмеялась я. Машка права, надо держать себя в форме. Ведь так здорово, когда можно гордиться и восхищаться собой, красивой!