Отдых и развлечения

Диалектика любви

Самое великое чувство на земле — любовь между мужчиной  и женщиной,  и  никто не знает, как оно возникает! Ты слышишь это, Ритка, напишут же такое! Гм! Эта книга называется «Диалектика любви»! Ну где ты бродишь? Иди скорее в постель! — крикнул мне муж, швырнув книгу на пол. Я не могла ему ответить, так как в это время колдовала над тестом на беременность.

— Ну давай, давай же! — шептала я. — Показывайся!

Наконец! О боже! На нем проявились заветные две полоски! Я радостно влетела в комнату и бросилась в объятия супруга.

— Сережка, я жду ребенка! Наконец-то у нас получилось! — говорила я, горячо целуя любимого.

Пять лет я пыталась забеременеть, прошла тяжелые обследования и процедуры. Мой муж переживал, что у нас не получается. Когда у меня начинались месячные, он чуть ли не в депрессию впадал. Обвинял себя. Иногда, знаю, обвинял меня, правда, никогда об этом вслух не сказал ни слова. Сетовал на какие-то силы, которые посылают аистов не в те квартиры. Один раз даже пустил скупую мужскую слезу в коридоре женской консультации. Мы уже потеряли всякую надежду иметь ребенка, но этот счастливый момент настал. До’ конца осознав прекрасную новость, Сергей на минуту застыл с открытым ртом, потом подхватил меня на руки и закружил по комнате. Однако вскоре успокоился и сказал серьезно:

— Маргоша, давай завтра сходим к врачу! Вдруг тест ошибся? Будешь потом плакать!

— Даже и думать об этом не смей! — ответила я, залезая под одеяло. Той ночью от волнения мы оба не смогли уснуть. Так началась наша необыкновенная история. После того как врач подтвердил мою беременность, радости нашей не было предела. К врачам, за покупками и на УЗИ мы с милым ходили вместе. Сергей оборудовал детскую, купил коляску, кроватку и кучу игрушечных машинок.

— Зачем нашему крохе столько машин? — спросила я его.

— Как зачем! У нас же родится мальчик! — ответил мне удивленный муж.

Сережа так увлекся подготовкой к рождению ребенка, что купил огромного плюшевого медведя, сажал его в детскую коляску и устраивал ралли, гоняя по квартире.

— Ну как, нашему малышу понравится? — спрашивал он меня. Глядя на любимого, я вспомнила слова о том, что иногда мужчины ведут себя как дети. Не знаю, кто сказал их, но эта мудрая женщина была права.

Когда пришло время определять пол ребенка, моего супруга ожидало разочарование.

— Дорогой, у нас будет не мальчик! — торжественно объявила я мужу, выйдя из кабинета УЗИ.

— Если не мальчик, тогда кто? — обалдело уставился на меня он.

— У людей иногда рождаются девочки, если ты еще не в курсе!

— У нас в роду всегда были мальчики! — разочарованно ответил Сергей.

— Пора менять эту традицию, милый! У нас будет девочка! И потом, ведь у нас еще родятся дети! И ты получишь своего мальчика!

— За мальчиком в следующий раз придете, папаша! — засмеялась медсестра.

Выйдя из кабинета, она случайно услышала наш разговор. Сережка возвращался домой чернее тучи, я же, наоборот, светилась от счастья, так как своим внутренним женским чутьем ощущала, что он будет самым лучшим отцом в мире. Чем ближе подходила счастливая пора появления нашей дочери на свет, тем больше нас охватывали приступы паники, и это начало проявляться в бытовых мелочах.

Мой по жизни аккуратный и собранный Сергей часто выходил на работу в носках разного цвета и постоянно терял ключи, носовые платки и мобильные телефоны.

Я же вечно забывала выключать газовую плиту.

— Господи, Ритка, если ты не успокоишься, мы когда-нибудь взлетим на воздух! — причитал благоверный.

И вот настал прекрасный момент, которого мы так долго ждали. Ночью у меня отошли воды. Я стала будить Сережу.

— Ну кран течет, завтра починю! — пробормотал сонный муж, после чего рывком вскочил с кровати и забегал по квартире с криком: — Боже мой! Что же мне делать? Пока я запихивала заранее приготовленные вещи в сумку, Сергей звонил по телефону.

— Мужик, успокойся и вызови «скорую»! — сказали ему на другом конце провода. Оказалось, в панике мой супруг вместо «скорой помощи» позвонил в милицию.

Так как наша доченька торопилась увидеть этот мир, то «скорую» дожидаться мы не стали. Сергей посадил меня в нашу машину, и помчались в роддом…

— Открывай глаза, мамаша! Смотри, какая девонька у тебя родилась! — акушерка шлепнула по попке мое мокрое маленькое солнышко. Оно заорало. Счастливую, меня повезли в палату. Я позвонила мужу:

— Сережа, у нас родилась дочка Светочка! Вес три двести! Рост пятьдесят!

— Чего пятьдесят? — ужаснулся Сережка.

— Сантиметров, глупый!

— Как ты себя чувствуешь? На кого она похожа? — спросил меня любимый.

— Хорошо, только меня немного знобит! — устало ответила я.

— Знобит? У вас что, там отопление не работает? Завтра приеду и лично в твоей палате батареи проверю! — серьезно сказал он.

В эту минуту я была на седьмом небе от счастья не только от того, что у меня родилась долгожданная дочь, но и от того, что наконец осознала, как же сильно мой муж меня любит. Как только мне разрешили вставать, Сергей вместе с нужными вещами принес в роддом все ту же «Диалектику любви», подчеркнув фломастером понравившиеся ему цитаты. Мне же читать было некогда. Тогда я была занята новорожденной дочкой. Однажды ночью весь роддом переполошили женский крик и шум разбитого стекла. По коридорам забегали медсестры и нянечки, приехали главврач и милиция.

— Что случилась, Анна Тимофеевна? — Спросила я утром нянечку, разносившую завтрак.

— Да Инка из соседней палаты из окна насмерть выбросилась! Сыночка сиротой оставила, дура! Господи, грех-то какой! Доктора говорят, послеродовой психоз у нее начался! — ответила мне старушка, перекрестившись.

— Так, может, ее малыша родственники заберут, или усыновит кто-нибудь? — поинтересовалась у санитарки.

— Да кто усыновит негритенка? — удивилась она.

Я до сих пор не могу объяснить себе и окружающим, какое чувство руководило мной в тот момент. Я позвонила мужу и предложила ему усыновить младенца, ставшего сиротой. Сергей так сильно хотел мальчика, что согласился. Его даже не смущал тот факт, что ребенок темнокожий.

— Я куплю еще одну кроватку! — сказал мне супруг.

Однако люди не оценили наш благородный порыв. Когда мы пришли со своей идей к главврачу, то он решил, что послеродовой психоз начался у меня. Знакомые же, услышав об этом, просто крутили пальцем у виска.

Но желание моего мужа иметь сына прямо сейчас, а не когда-то в будущем, не могли остановить никакие препятствия. Он рьяно взялся за дело, и из роддома я уже вышла с двумя детьми на руках. На какие волшебные рычаги Сережа нажимал, чтобы решить дело в свою пользу, я не имею понятия. Нашего сына он назвал Александром. Мы были счастливы и не боялись людской молвы.

— Ну а книжку «Диалектика любви» ты прочитала? — спросил супруг, целуя меня.

— Да, мой дорогой! — ответила я любимому мужчине, хотя это была ложь — читать в роддоме мне было некогда, но сказать правду я не посмела.

Жизнь доказала нам один простой факт, что супруги учатся быть хорошими родителями методом проб и ошибок. Когда мы принесли наших детей из роддома, казусы с нами случались один за другим. Когда малышам исполнился месяц, я простудилась. Сергей боялся, чтобы карапузы не подхватили инфекцию, и ввел в доме строжайший карантин. Маски носили все: он, я, приходящие в гости бабушки и дедушки. Один только кот Тимофей от маски отказался наотрез. Пришлось пойти навстречу пожеланиям полосатого строптивца. Кроме этого, проникшись идеей, что маленьким детям все нужно стерилизовать, муж сварил все пластмассовые игрушки в доме до полной неузнаваемости. Пришлось их выбросить и заменить новыми. Мы ни разу не пожалели о том, что взяли в роддоме сынишку. Санька — настоящее чудо, ласковый и добрый, и мне даже странно смотреть на других мамаш на детской площадке, у которых только беленькие детки. Ведь это так естественно — мальчик темненький, девочка беленькая! Когда малышам исполнилось два года, я почувствовала, что беремен- ( на. Врач подтвердил мою догадку, но сказать Сергею эту радостную новость в тот день я не успела. В фирме, в которой я до декрета работала бухгалтером, случились неприятности с налоговой, и меня срочно вызвали на работу, несмотря на то что была в декретном отпуске. Директор просто умолял, прислал за мной машину. Поскольку работа мне нравилась, а шефа я почти любила и собиралась после декрета вернуться в фирму, то согласилась прийти на пару часов, оставив мужа с ребятней. Сережка уверял, что справится, что кашу сварить — это раз плюнуть, а дети у нас — само послушание и смирение! Это спорное утверждение я опровергать не стала. Пока разбиралась с документами, настал вечер. Два часа превратились в половину рабочего дня. Вернулась домой поздно, открыла дверь своими ключами и застала в квартире картину, напоминавшую взрыв бомбы. Везде разбросаны игрушки и книжки, правда, все детские вещи выстираны, поглажены и сложены стопкой на столике. Зато на плите красовались черные пятна от сбежавшего молока и манной каши, а мой бедный Сережка уснул вместе с малышами на диване. Когда я увидела эту трогательную картину, то поняла, как мне повезло. Тихонько поцеловала мужа. Он проснулся, и я шепнула ему на ухо, что жду ребенка. Прошло время, и вот врач в кабинете УЗИ сообщил мне, что я жду двойню, мальчиков. Муж с детьми ждет меня в коридоре. Сейчас я выйду из кабинета и расскажу своему любимому мужчине о том, что у него будет еще два пацана. Пусть запасается лыжами и футбольными мячами. К слову сказать, наша Светочка растет настоящим сорвиголовой, в шалостях изобретательна до гениальности.

А вот Санечка должен был родиться девочкой — такой он ласковый и нежный. И о чем только эти высшие силы там, наверху, думали?

А книгу «Диалектика любви» я давно подарила незамужней подруге. Зачем она мне? Ведь диалектику любви я познала в жизни. Главное — любить, быть любимой, уважать, беречь и ценить тех, кого ты любишь.

Комментарии запрещены.