Немного тепла для одинокого сердца

Я смотрела на экран мобильного уже несколько минут, но мой мозг    отказывался   принять и проанализировать информацию,   зашифрованную в нескольких простых словах: «Прости, что делаю это именно так. Но наши отношения зашли в тупик, и я не могу с этим ничего поделать. Предлагаю остаться друзьями».

Наспех слепленный и довольно невзрачный на вид замок из песка, который я упорно строила почти два года, не выдержал первого же прилива, осел и превратился в серую грязь, похоронив под собою все мои планы, надежды и мечты. Андрей не был тем, с кем сыплются искры из глаз от одного лишь мимолетного прикосновения, однако мне было спокойно и хорошо рядом с ним, и чья-то рука в твоей руке — лучше, чем фарфоровое ушко чашки, из которой много лет пьешь один и тот же остывший чай. И я строила наши отношения, бережно лепя хрупкий домик из песка, даже несмотря на то что иногда судорогой сводило пальцы. И вот что получила — вше с банальнейшими словами за неделю до Нового года. «Предлагаю остаться друзьями».

— Да черта лысого тебе, а не друга, — сквозь зубы процедила я, швыряя телефон о стенку, и разрыдалась.

— Козел он, конечно, Андрюша твой, — безапелляционно заявила моя подруга Инга следующим утром, когда я рассказала. — Надеюсь, ты ему позвонила и внятно объяснила, что ты думаешь о нем и том месте, куда ему стоит засунуть это свое «прости»? — Я телефон вчера нечаянно о стенку разбила, — сообщила, вспоминая о том, как утром собирала по всей комнате результаты вчерашней расчлененки.

— Ну да, нечаянно, — хмыкнула Инга и вытащила из сумки ворох каких-то флаеров и визиток. — Держи вот, посмотришь в метро, тут всякого спама полно, но что-то точно про ремонт телефонов я видела.

Попрощавшись с подругой, поплелась к метро и принялась просматривать листовки. Новогодние распродажи техники, ведущие праздничных корпоративов, карнавальные костюмы напрокат… Черт, неужто людей интересует только этот дурацкий праздник, который всегда начинается и заканчивается одинаково — шампанским под бой курантов вечером и жутким похмельем с утра? Ага, вот и реклама мастерской по ремонту мобильных телефонов… Я уже собралась засунуть весь остальной бумажный хлам в урну, как вдруг на глаза мне попалась листовка, отличающаяся от ярких глянцевых рекламных флаеров. На простой сероватой бумаге крупным шрифтом было набрано: «Подари немного тепла одинокому сердцу!» Ниже сообщалось о том, что благотворительная организация «Рядом с тобой» предлагает всем желающим стать волонтером и помочь приготовить новогодний ужин для более сотни одиноких пожилых людей, проживающих в доме престарелых в нашем городе. В ту минуту я не думала ни о чем таком, правда, но объявили мою станцию, и я выбежала из вагона, на ходу пряча листовку в карман.

— Последняя неделя осталась, слава богу, — томно протянула секретарша Настенька, отставив тарелку с недоеденным салатом.

— Я не могу дождаться, когда мы с Масиком полетим в Испанию. Уже и чемодан собрала.

— Везет тебе,- вздохнула бухгалтерша Надя. — А я опять у плиты простою полдня, чтобы потом, едва успев переодеть халат, посидеть у телевизора часик и поклевать оливье. А ночью еще вставать и подарки подкладывать под елку, пока дети спят. А ты как планируешь отмечать, Алина?

Я подняла голову от тарелки с супом и неожиданно для себя самой заявила:

— А я буду готовить праздничный ужин в доме престарелых. Записалась волонтером, вот.

Ложки с вилками зависли в воздухе, сотрудницы удивленно посмотрели на меня.

— Ты молодец, Алинка, — Надя с уважением глянула на меня.- Слушай, не будешь против, если я соберу пару пакетов с продуктами и тебе с собой дам?

— Нет, конечно, — сказала я.- Думаю, лишними они не будут.

— И я тоже! — заявила Настенька. Я кивнула ей и поспешила быстренько доесть суп и вернуться к работе: чувствовала себя так, будто ворую мелочь из шапки нищего, ведь пока даже не записалась волонтером! А что если им уже не нужны добровольные помощницы с сомнительными кулинарными талантами? Поэтому первым делом, вернувшись домой, я позвонила по указанному на листовке номеру. Приятный мужчина на том конце провода, представившийся Максимом, заявил, что помощников лишних не бывает, а потому он и его коллеги будут ждать меня вечером 31 декабря по указанному на листовке адресу. Припарковавшись у старого облупленного здания в лучших традициях советского архитектурного стиля, я принялась вытаскивать из багажника привезенные пакеты с продуктами, как вдруг чья-то сильная рука решительно перехватила у меня нелегкую ношу.

— Давайте помогу. Тяжело ведь. Я обернулась и увидела высокого мужчину лет тридцати.

— Я Максим, — широко улыбнулся он,

— а вы, наверное, Алина? Приятно познакомиться.

— Да, — почему-то смущаясь, ответила и посмотрела на дедморозовскую шапку на его голове.

— Это — для настроения, — подмигнул парень, — мы ведь идем дарить праздник, правда? У меня и для вас найдется. А с продуктами вы отлично придумали, лишнего тут не бывает.

Он провел меня в корпус дома престарелых, а оттуда на кухню, где около десятка человек уже активно нарезали салаты и жарили котлеты. Максим познакомил меня со всеми и определил своей помощницей на горячие блюда.

— Мой парень… бывший парень… говорил, что я не очень-то в готовке, — честно предупредила я,- Может, лучше картошку почищу?

— Не скромничайте, — улыбнулся Максим. — Моя бывшая жена тоже не слишком-то приветствовала мою стряпню, но, кроме нее, пока никто не жаловался.

Три часа пролетели незаметно, и когда. пришло время выносить приготовленное в столовую, украшенную старыми елочными игрушками и дождиком, я абсолютно не чувствовала себя уставшей. А когда бабушки и дедушки стали подходить к нам с тарелками, теряясь от такого изобилия, сердце мое внезапно начало набухать в груди, будто переполненное изнутри, и я почувствовала, что в душе не осталось ничего — ни обиды на Андрея, ни злости, ни усталости — кроме этого большого и светлого чувства. Я впервые в жизни чувствовала себя участницей чего-то доброго, искреннего, настоящего, и это была маленькая новогодняя сказка, созданная в том числе и моими руками. Будто прочитав мои мысли, Максим, стоящий рядом, тихо сказал:

— Знаете, душевное тепло — наверное, единственная вещь, которая становится вдвое больше, когда разделяешь ее с кем-то.

Но когда праздничный ужин был съеден и все слова благодарности сказаны, я поняла, что до Нового года остается всего несколько часов, а дома меня никто не ждет…

— Алина, у вас наверняка есть планы на сегодняшнюю ночь, — Максим перехватил меня в коридоре, когда я несла на мойку грязные тарелки. — Но если вдруг нет — оставайтесь с нами. Веселья особого обещать не берусь, но будет вкусный торт, горячий какао и… мне бы хотелось, чтобы вы остались.

— Я не против, — ответила я, пряча радостную улыбку за стопкой посуды, и подумала, что у этого скромного праздника в компании бабушек и дедуль в старой столовке с обшарпанными стенами есть все шансы стать самым лучшим Новым годом в моей жизни.