Новогодние фиалки

В принципе Лялька дождь любила,  но только летом- или на худой конец, осенью. А вот зимой… Простите, зимой должен идти снег! Но почему-то уже вторую зиму Новый год приходит на голую и по-осеннему слякотную землю. Ни тебе в снегу поваляться, ни полюбоваться заснеженными деревья, ни погулять под крупными хлопьями, разглядывая упавшие на перчатку снежинки. Разве что только в мечтах!

Еще раз вздохнув, девушка отошла от окна и легко опустилась в кресло. В квартире царили праздничные чистота и порядок. Пахло свежей хвоей, апельсинами и яблочным пирогом.

 

Горький опыт

Печь штрудель к Новому году Лялю научила бабушка. Сама она уже давно умерла, но кулинарная традиция не забылась. Без пирога с яблоками, орехами, изюмом и корицей Лялька новогодний стол себе не представляла. Можно было бы, конечно, в этом году обойтись и без штруделя. Угощать было некого, потому что отмечать праздник девушка собиралась дома, в одиночестве.

Чуть меньше года назад она развелась с мужем. Родные и близкие поддерживали ее, как могли, старались лишний раз не упоминать о бывшем возлюбленном. А сами сочувственно переглядывались за ее спиной и вздыхали. И вздохи эти надолго выбивали ее из колеи, не давая забыть о том, что она недавно пережила.

Замуж за Диму Лялька вышла на последнем курсе института. По большой, как ей тогда казалось, любви и целого года конфетно-букетного периода. Они собирались жить долго и счастливо, пока смерть не разлучит, но судьба рассудила иначе. У мужа, как выяснилось позже, оказались довольно интересные представления о браке. И женитьба, по его мнению, вовсе не предполагала верности любимой супруге.

О том, что муж изменяет ей направо и налево. Лялька узнала после шести месяцев их вполне счастливого брака. Донесла ей об этом лучшая подруга, всегда питавшая к Диме ничем не объяснимую неприязнь.

— Ты все дома сидишь! Ждешь его, обед готовишь! А он, подлец, тебе изменяет! Ни одной юбки не пропускает! — гневно вещала Ириша, глубоко затягиваясь сигаретой. — Я сама лично видела его с какой-то крашеной шваброй!

— Да мало ли с кем он встречается, -спокойно ответила Лялька. — Что же он, по-твоему, спит со всеми, с кем видится?

Подруга страдальчески скривилась.

— Господи, какая ты глупая! Да разве бы я стала тебе душу рвать, если бы не видела, как его рука к ней под подол лезла! Не первый год на свете живу. Не хочу, чтобы тебя обманывали и над тобой смеялись! Проверь сама, если мне не веришь!

И Лялька проверила. Ох, лучше бы она этого не делала! Глядишь, нервы бы крепче были. Когда на следующий день он, а вошла в указанную доброжелателями комнату студенческого общежития, то открывшаяся ее потрясенному взору картина никаких сомнений в происходящем не вызвала.

А супруг? То, что, по мнению потерявшей дар речи Ляльки, было страшным предательством, по его убеждению, было совершенно невинной забавой.

— Это же просто секс, милая! — прыгая на одной ноге и всовывая вторую в брючину, торопливо вещал он. — Ну, развлекся немного! Люблю-то я только тебя!

Ляльку затрясло.

— И часто ты таким образом развлекаешься? .- закусив до крови губу, чтобы не зарыдать, дрожащим голосом поинтересовалась она.

— Нет! Что ты! — испугался Дима, поняв, что брякнул что-то не то. — В первый раз!

-Ив последний! — отрезала Лялька, уже выходя из комнаты. — Ты мне больше не муж! Я с тобой развожусь!

Гордо вздернув подбородок, она прошла между толпившимися в ожидании разборки студентками, ничем их не порадовав, села в маршрутку и уехала домой.

 

Новые горизонты

Оказавшись дома, она наконец дала волю своим чувствам. Лялька каталась по полу, сбивая в кровь кулаки и выла.

— За что, Господи?! За что?! — рыдала она.

Предательство мужа оказалось таким подлым, таким неожиданным и страшным, что она не могла даже плакать. Только выть, как зверь, уползающий в кусты, чтобы там умереть.

Не умерла. Выжила. И даже смогла держать маску холодного равнодушия со всеми, включая родителей. Спокойным тоном объявила, что разводится с мужем, не объясняя причины. Но все и так знали, что произошло, и сочувствовали ей. Это сочувствие мешало Ляльке жить. Она переехала в старую бабушкину квартиру, чтобы не видеть понимающих глаз родителей. Одной ей было лучше. Одна она могла не притворяться.

Вид из окна бабушкиной квартиры был просто потрясающим. Слева храм, чьи золотые купола отражались в зеркале, повешенном на лоджии, справа -районное отделение загса, а напротив дома находился чудесный парк, в котором Лялька полюбила гулять. Там всегда было тихо и безлюдно. Наедине с природой ее душа обретала долгожданный покой.

Соседей своих девушка практически не знала, только тех, что жили с ней на одной площадке. Напротив расположилась молодая семья с маленьким ребенком, девочкой лет пяти. Она иногда сталкивалась с ними и, поздоровавшись, скрывалась в своей квартире. Справа — пожилая чета, большую часть своего времени проводившая на даче. А слева от нее — молодой мужчина, с которым она здоровалась не поднимая глаз. К молодым мужчинам с некоторых пор Лялька испытывала чувство необъяснимого страха.

 

Неожиданная встреча

Погруженная в свои невеселые мысли, девушка не заметила, как пролетело время. Очнулась она от странного шороха. Как будто чья-то мохнатая лапа скреблась в окно. Подняла голову и замерла. На улице бушевала самая настоящая метель! Лялька подбежала к окну и уткнулась носом в стекло.

— Ох, снег, снежок, белая метелица! — неожиданно для себя Пропела она и улыбнулась, радуясь неизвестно чему.

В туже минуту зазвонил телефон. Это была мама.

— Да, мамуль! И вас тоже с наступающим! Нет, я уже собираюсь… Да, к подругам! Выхожу ровно через минуту. На Рождество, конечно, буду у вас!

Лялька снова подошла к окну и задохнулась от восторга. Ветер стих так же неожиданно, как и появился, и снег теперь падал на землю крупными хлопьями. Медленно кружась в воздухе, снежинки падали на землю, устилая ее белоснежным ковром. Ляльке вдруг остро захотелось выбежать на улицу и, как в детстве, покружиться под этим снегом.

Недолго думая, она быстро оделась и выскочила на площадку. Двери лифта распахнулись, и девушка с разбегу влепилась в чью-то твердую, приятно пахнущую мужским одеколоном грудь.

— Простите! — извинилась она и подняла голову.

На нее в упор смотрели темно-карие с золотистыми искорками глаза. Сердце у Ляльки пропустило удар. Потом другой. И вдруг так сильно забилось, что она непроизвольно прижала руку к груди.

— Простите! — еще раз проговорила девушка и скользнула в лифт, все же успев услышать брошенные ей вслед слова:

— С Новым годом, соседка!

Двери лифта захлопнулись, и он со скрипом пополз вниз.

За какие-то два часа город преобразился. Белое пушистое покрывало легло на землю и нарядило деревья и кусты в причудливые платья/превратив парк в сказочный лес. А снег все валил и валил крупными хлопьями.

Задумчиво улыбнувшись. Лялька слизнула с перчатки пойманную снежинку и, утопая в пушистом снегу, вышла на пустынную аллею парка. Все давно уже сидели за праздничным столом, провожая старый год, или спешили в гости на встречу Нового. Парк был пустынен.

Оглядевшись и убедившись в том, что вокруг никого нет, девушка закружилась в вальсе под заснеженными соснами, тихонько напевая. Как давно она этого не делала! Она танцевала с полузакрытыми глазами, позабыв про все свои печали.

— Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? — услышала она вдруг голос неподалеку от себя. Лялька резко опустила руки и обернулась.

В двух шагах от нее стоял самый что ни на есть настоящий Дед Мороз в синем халате, отороченном белым мехом, и в меховой шапке. С окладистой бородой и посохом в руке.

— Мы знакомы? — поинтересовалась она.

Дед нисколько не смутился.

— А как же! С детства еще! — бойко ответил он. — Помнишь, я тебе подарки каждый год дарил?

Лялька весело засмеялась. Ей почему-то совершенно не было страшно.

— Помню! — сказала она. — Только вот в чем беда: вы так и не подарили мне того, о чем тогда мечтала! А я всегда была очень послушной девочкой! И заслужила подарок!

— Ну вот! — расстроился дед — Письмо, наверное, до меня не дошло! А чего хотела-то, милая?

Лялька снова улыбнулась. Все происходящее было таким нереальным! И этот снег, и этот неизвестно откуда взявшийся забавный дед, и этот странно знакомый голос…

— Цветов я хотела, — стыдливо призналась она, — живых! Как в сказке «Двенадцать месяцев». А мне все кукол и шоколад дарили!

И тут девушка увидела, как Дед Мороз снимает свою огромную меховую варежку и молча протягивает ей руку. Дыхание у Ляльки перехватило, и она заморгала, не веря своим глазам. На широкой-мужской ладони уютно устроился крошечный букетик фиалок.

— Это вам, — уже серьезно сказал дед, стягивая бороду и пряча ее в карман. -Давно хотел это сделать, только не знал, как… Вы мне очень нравитесь, соседка! Давно нравитесь. Только вы всегда пробегали мимо так быстро, что я ничего не успевал сказать. А сегодня увидел, что вы в парк побежали: дай, думаю, подстрахую! А то напугает еще какой-нибудь пьяный дурак.

При свете фонаря Лялька наконец узнала своего соседа.

— А фиалки? — лаская пальцами нежные лепестки цветов, задумчиво спросила она. — Откуда у вас фиалки?

— Так я их третий месяц подряд покупаю, — улыбнулся сосед, — на всякий случай!

Лялька засмеялась. На душе у нее стало тепло и спокойно.

— Вот и пригодились ваши фиалки! Вы прямо как самый настоящий Дед Мороз — исполнили мое заветное желание под Новый год!

И вдруг растерянно охнула:

— А сколько же сейчас времени?! Новый год же скоро наступит!

— Да, через пять минут, — уточнил бывший Дед Мороз, взглянув на часы.

— Домой уже не успеем! Но… Если вы не против, у меня тут случайно оказалась…

И жестом фокусника запасливый сосед извлек из другого кармана бутылку шампанского и два пластмассовых бокала!

Тут уж Лялька не выдержала и громко захохотала.

— А рояля в кустах у вас случай но нет? — сквозь выступившие от смеха слезы проговорила она. — И представьтесь, наконец: не могу же я пить шампанское с незнакомым мужчиной!

— Максим! — протягивая ей бокал, шаркнул ножкой сосед.

— Лялька! Елена то есть… — ответила девушка.

— Лялька… — повторил сосед и улыбнулся. -Лялька веселее!

Под заснеженными соснами при рассеянном свете фонаря они пили шампанское из бокалов, в которые падал снег, смеялись, болтали, и Ляльке казалось, что не было у нее в жизни праздника лучше, чем этот. А спрятанные под куртку фиалки нежно и сладко пахли у нее на груди, обещая счастливую жизнь в новом году.