Отдых и развлечения

Клэр Уэйт Келлер. Память священна

Клэр Уэйт Келлер, дизайнер, посвятила весенне-летнюю коллекцию основательнице Дома Габи Агьон. О встрече с ней и работе в Доме она рассказала Ольге Сушко

Одежда — девичья, но не в том смысле, что  только для юных, а по настроению, по сочетанию романтичности и спокойствия, нежности и практичности. Каждая коллекция вызывает неизменную ассоциацию — «свежая». Это концепция марки. И Клэр Уэйт Келлер, нынешний дизайнер, эту идею воплощает в жизнь умно и красиво. А это дорогого стоит.

Марка довольно старая и заслуженная. На нее успели поработать и Карл Лагерфельд, причем дважды: с конца 1960-х до конца 1980-х и недолго в 1990-х; и Мартин Ситбон в конце 1980-х; и Стелла Маккартни в конце 1990-х. В 2001 году дизайнером была Фиби Файло, одноклассница мисс Маккартни по колледжу Сент-Мартинс, после ухода которой вышло две безымянные коллекции. Потом несколько коллекций сделал Паоло Мелин Андерсон, до того работавший в Marni; в 2008 году в Дом пришла Ханна Макгиббон; а в 2011-м ее сменила нынешний дизайнер марки  британка Клэр Уэйт Келлер.

Кройкой и шитьем Келлер стала интересоваться еще в пятилетнем возрасте. Шить ее научила мама, она же убедила дочь в том, что у нее талант. Fashion-специальность Клэр получила сначала в Ravensbourne College of Art, потом поступила в The Royal College of Art и была принята на работу в Calvin Klein в Нью-Йорке еще до выпуска. Работала в Ralph Lauren, с нуля запустила мужскую линейку Ralph Lauren Purple Label, сотрудничала с Gucci при Томе Форде и была главным дизайнером марки Pringle of Scotland.

«Сейчас я работаю полностью над всем, что касается и See by — от интерьеров в магазинах, рекламы, парфюмерной линейки до коллекций одежды и аксессуаров,- и у меня есть уникальная возможность привнести сюда немного британского, совместить две потрясающие культуры». Стиль с приходом Келлер стал более «взрослым», и это взросление полностью соответствует главному модному образу последнего времени.

Однако коллекция этого сезона — юная, девичья и даже романтичная.

Нынешнюю коллекцию Клэр Уэйт Келлер сделала в память об основательнице Дома — дизайнере Габи Агьон, которой на 93-м году жизни не стало в сентябре прошлого года в Париже. «Первый раз я увидела Габи на показе, когда она пришла посмотреть мою дебютную коллекцию. Сидела в первом ряду, была в шелковой кремовой блузе и идеальном брючном костюме. Она просто светилась мощной энергией»,- говорит Келлер.

Агьон придумала в 1952 году и назвала марку по имени своей подруги Хлоэ де Брюминтон -просто потому, что имя красивое. И стиль бренда изначально был дружественен и прост. Он был рассчитан на очень определенный круг клиенток, напоминающий дружеский круг Габи: на женщин молодых, обеспеченных, образованных, жизнерадостных и очень энергичных, с безусловно хорошим вкусом, но не нуждающихся в сложной одежде, которая требовала бы усилий при создании образа.

Кроме того, стала одной из первых марок, предлагающих готовую одежду — достаточно дорогую и явно отличающуюся от масс-маркета, но все же несравнимую по ценам с преобладающей тогда продукцией кутюрных модных домов. «Главные изобретения,- перечисляет Клэр,- это обувь на платформе, шелковые блузы, пастельные цвета — бежевый и бледно-розовый,- сумка The Drew и свежесть».

Коллекция этого сезона выполнена в узнаваемом стиле марки. Просторные блузы с оборками и воланами, свободные нежные платья, замшевые и кожаные пиджаки, напоминающие мужские, комбинезоны и юбки в пол из денима цвета индиго. Вещи прекрасно сочетаются друг с другом и вписываются в любой смешанный гардероб.

«Я очень много работаю,- признается Клэр Уэйт Келлер.- Но вообще, конечно, я тоже человек и люблю отдохнуть: жизнь-то идет. У меня трое детей, я планирую съездить с ними в Индию или Таиланд: эти страны наполняют меня жизнью. Еще я большая поклонница современного искусства и коллекционер. Слежу за творчеством Николаса Парти, Сесиль Браун и Дженни Савиль. В плей-листе у меня группы New Order, The Cure, Нил Янг, The Eagles, Wilco и Portishead. Вкусно поесть? Обожаю! К примеру, в парижском ресторане Bones или в лондонском Dabbous».

Комментарии запрещены.